Лого Сибирский Институт НЛП
Главная Тренинги О нас Партнеры Библиотека

ПРИНЦИПЫ ХОЛОТРОПНОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Александр Губин

Холотропный подход в психотерапии представляет собой важную и эффективную альтернативу традиционным подходам глубинной психологии, основанной на вербальном обмене между терапевтом и пациентом. Термин «холотропный» означает «направленный на восстановление целостности» или «движение в направлении цельности» (от греческих слов holos — цельный и trepein — «движущийся в направлении к…»). Основная философская предпосылка холотропной терапии состоит в том, что средний человек в нашей культуре живет и действует на уровне гораздо ниже своих потенциальных возможностей. Это обеднение объясняется тем, что человек отождествляет себя лишь с одним из аспектов своего существа, с физическим телом и Эго. Такое ложное отождествление ведет к неподлинному, нездоровому и лишенному свершений образу жизни, а также вызывает эмоциональные и психосоматические расстройства психологической природы. Развитие симптомов дистресса, не имеющих органического происхождения, можно рассматривать как показатель того, что личность, опирающаяся на ложные предпосылки, достигла критического момента, когда с очевидностью ясно, что прежний образ жизни не только «не работает», но уже и несостоятелен. Продолжительность и глубина такого срыва вполне коррелирует с развитием психотических явлений. Возникающая в результате ситуация оказывается кризисной или даже критической, но одновременно и очень плодотворной. Проявившиеся симптомы отражают усилие организма освободиться от стрессов и травм и вернуться к естественному функционированию.

Основная цель эмпирических (т.е. основанных на собственном опыте клиента) техник в психотерапии состоит в том, чтобы активизировать бессознательное, высвободить энергию, связанную в эмоциональных и психосоматических симптомах, перевести статическое равновесие этой энергии в поток опыта. Холотропная терапия содействует активизации бессознательного до такой степени, что это приводит к необычным состояниям сознания. Этот принцип сравнительно нов в западной психотерапии, хотя он в течение столетий использовался в шаманской и целительской практике многих народов и в ритуалах различных сект.

Для психотерапии, которая использует столь мощные средства воздействия на сознание, персоналистически и биографически ориентированные представления современной академической психологии совершенно недостаточны и неудовлетворительны. В такого рода работе нередко уже на первой сессии становится ясным, что корни психопатологии простираются значительно дальше событий раннего детства и выходят за пределы индивидуального бессознательного. Эмпирическая психотерапевтическая работа раскрывает за традиционными биографическими корнями симптомов глубокие связи с внебиографическими областями души, такими, как элементы встречи с глубинами смерти и рождения, с характеристиками перинатального уровня (в отличие от традиционного использования термина в акушерстве, здесь он будет применяться для обозначения психических переживаний), с широким спектром фактов трансперсональной природы.

Практическая работа показывает, что динамическая структура психогенных симптомов содержит исключительно могущественные эмоциональные и физические энергии. Поэтому любая попытка серьезно повлиять на них исключительно проблематична. Требуется терапевтический контекст, обеспечивающий и усиливающий непосредственный опыт, чтобы получить заметные результаты в сравнительно короткий срок. Кроме того, имея в виду многоуровневый характер психогенных симптомов, концептуальные рамки врача должны включать перинатальный и трансперсональный уровни психики, без которых терапевтическая работа не может быть полностью эффективной.

Если не прорабатываются незаконченные гештальты серьезных психических травм, если процесс практической терапии фокусируется на биографическом уровне, то результаты его обычно неполны. Непосредственные и долгосрочные эффекты драматизируются по мере углубления самоанализа, достигая пределов рождения и смерти. Клаустрофобия и другие типы состояний тревоги, депрессия, суицидальные тенденции, алкоголизм, наркомания, астма, мигрень, садомазохистские наклонности и многие другие проблемы могут быть глубоко проработаны посредством переживаний перинатального характера. Однако в тех случаях, когда проблемы уходят корнями в трансперсональную сферу, окончательный результат не может быть получен до тех пор, пока человек не согласится на специфические переживания трансперсонального опыта. Здесь могут быть интенсивные переживания прошлых инкарнаций, сюжеты расового и коллективного бессознательного, а также многие другие темы.

Различные школы психотерапии сильно отличаются друг от друга пониманием природы и функционирования психики человека, интерпретацией происхождения и динамики психогенных симптомов, а также установками относительно успешной стратегии и техники психотерапии. Такая фундаментальная рассогласованность взглядов по основным вопросам является одной из причин того, что психотерапия не имеет статуса научной процедуры. Можно поддержать идею, впервые выдвинутую Карлом Густавом Юнгом, что психика располагает могущественным потенциалом самооздоровления, а источником автономных целительных сил является коллективное бессознательное. Отсюда задача врача сводится к тому, чтобы помочь добраться до глубинных слоев психики, не занимаясь рациональным рассмотрением проблем с использованием каких-либо специфических методов изменения психической ситуации человека по заранее выработанному плану. Исцеление оказывается результатом диалектического взаимодействия сознания с индивидуальным и коллективным бессознательным.

Техника психотерапии, разработанная на основе современных исследований сознания, опирается в первую очередь на непосредственное переживание как исходное трансформирующее средство. Вербальные варианты применяются на стадии подготовки и затем — по окончании сеанса, чтобы усилить интеграцию переживаний. Врач формирует русло работы, создает доброжелательную рабочую обстановку и предлагает технику, которая активизирует бессознательное с помощью дыхания, музыки и работы с телом.

В таких условиях имеющиеся симптомы усиливаются и из латентного состояния переходят в проявленное, становясь доступными сознанию. Задача врача состоит в том, чтобы способствовать такому спонтанному проявлению, полностью доверяя этому автономному оздоровительному процессу. Симптомы представляют собой заблокированную энергию и предельно концентрированный опыт. И здесь симптом оказывается не только проблемой, но и возможностью в равной степени.

Когда энергия высвобождается, симптом трансформируется в сознаваемое переживание и, благодаря этому может быть отработан. Очень важно, чтобы врач способствовал непроизвольному раскрытию, не вмешиваясь в процесс и специфику переживаний, какой бы характер они ни приобретали — биографический, перинатальный или трансперсональный. Главное кредо холотропной терапии состоит в признании потенциала необычных состояний сознания, способных к трансформации и эволюции, и обладающих оздоровительным воздействием, Поскольку в этих состояниях сознания человеческая психика оказывается способной к спонтанной целительной активности, холотропная терапия использует методы активации психики и индуцирования необычных состояний сознания. Это, как правило, приводит к изменению динамического равновесия исходных симптомов, трансформируемых в поток необычных переживаний, исчезающих в этом процессе.

Очень важно, чтобы терапевт способствовал раскрытию (развитию) этого процесса, даже если он и не понимает его в какой-то момент. Некоторые переживания, несмотря на могучую трансформирующую силу, могут и не иметь никакого специфического содержания; они могут представлять собой интенсивно проявленные эмоции или физические напряжения, сменяющиеся глубоким облегчением и релаксацией. Довольно часто инсайт и специфическое содержание возникает позднее или даже на последующих сеансах. В одних случаях разрешение (результат) проявляются на биографическом уровне, в других — в перинатальном материале или в темах трансперсональных переживаний. Иногда драматически протекающий целительный процесс и трансформация личности сопровождающиеся растянутыми во времени результатами, ассоциируются с опытом, не поддающимся рациональному пониманию.

Сама процедура холотропной терапии включает в себя: контролируемое дыхание, побудительную музыку и различные формы использования звука, а также фокусированную работу с телом.

Веками был известен факт, что с помощью дыхания, регулируемого различными способами, возможно оказывать влияние на состояние сознания. Процедуры, которые использовались в этих целях в древних культурах Востока, варьировались довольно широко — от активных (насильственных) вмешательств в дыхательный процесс до утонченных методов духовных практик (традиций). Глубокие изменения в сознании могут быть вызваны изменением частоты дыхания — гипервентиляцией и, наоборот, замедлением, а также комбинацией этих приемов. С общепринятой физиологической точки зрения гипервентиляция ведет к избыточному выделению из организма углекислого газа, развитию гипокапнии со снижением парциального давления углекислого газа в альвеолярном воздухе и кислорода в артериальной крови, а также к респираторному алкалозу. Некоторые исследователи прослеживали гипервентиляционную цепочку изменений гомеостаза еще дальше, вплоть до биохимических процессов в мозге. Оказалось, что изменения здесь весьма напоминают те, которые возникают под действием психоделиков. А это означает, что интенсивное дыхание может быть неспецифическим катализатором глубинных психических процессов. Многочисленные эксперименты С.Грофа выявили, что в пневмокатарсисе основное значение имеет не специфическая техника дыхания (их превеликое множество в различных подходах), но сам факт того, что дыхание в течение 30–90 минут совершалось в более быстром темпе и более глубоко, чем обычно. В этом случае многие участники психотерапевтической сессии испытывают глубокие трансформирующие переживания. Большинство из них в символической форме переживают процесс смерти-возрождения, либо даже буквально вспоминают свое собственное появление на свет. На многих примерах можно подтвердить правоту Вильгельма Райха относительно того, что психологическое сопротивление и защита используют механизмы ограничения дыхания. Респирация — автономная функция, но на нее можно оказывать волевое влияние6 учащение ритма дыхания и усиление его эффективности способствует высвобождению и проявлению материала бессознательного (и сверхсознательного). Действительно, пока не засвидетельствуешь на сессии или не испытаешь этот процесс лично, трудно поверить, исходя из одних теоретических оснований, в силу и эффективность этой техники.

Характер и течение опытных сессий с использованием метода гипервентиляции существенно различается у разных людей, поэтому описать этот опыт можно лишь в общих и среднестатистических выражениях.

Иногда продолжительная гипервентиляция усиливает релаксацию, ощущение расширения (сознания) и комфорта, вызывает световые видения. Случаются сильные переживания, связанные с захватывающим чувством любви и единения со всеми людьми, природой, космосом и Богом. Переживания такого рода обладают исключительно целительной силой, их следует поощрять и всячески способствовать их развитию; это обсуждается заранее на предварительной беседе.

Просто удивительно, какое множество людей под влиянием западной культуры или по каким-либо другим причинам не в состоянии принять экстатические переживания без страданий и тяжелой работы, а иногда даже и при этих условиях. Возможно, это связано с чувством незаслуженности такого опыта и возникающим в связи с этим чувством вины. Если это удается разъяснить, и человек принимает такие переживания, то сеанс от начала до конца проходит без каких-либо вмешательств со стороны терапевта и оказывается исключительно благотворным и продуктивным. По мере накапливания количества сеансов вероятность такого гладкого течения возрастает. Однако в большинстве случаев гипервентиляция сначала вызывает достаточно драматические следствия в форме интенсивных эмоциональных и психосоматических проявлений.

Кратко остановимся на тех ошибочных представлениях относительно гипервентиляции, которые укоренились в медицинской модели Запада. В учебниках по физиологии дыхания так называемый «синдром гипервентиляции» описывается как стандартный и обязательный физиологический отклик на учащенное дыхание. Сюда прежде всего относится знаменитый «карпопедальный спазм» — непроизвольное подергивание и спазм рук и ног.

Симптомы синдрома гипервентиляции обычно рассматриваются в патологическом контексте и объясняются на языке биохимических изменений в составе крови, таких, как увеличение щелочности и понижение ионизации кальция. Хорошо известно, что некоторые пациенты, страдающие психическими заболеваниями, склонны к развитию форм гипервентиляции с драматическими эмоциональными и психосоматическими проявлениями; это особенно характерно для больных истерией. Обычно при проявлении признаков гипервентиляции начинают давать транквилизаторы, делать внутривенные вливания кальция, накладывать на лицо бумажный пакет, чтобы предотвратить уменьшение двуокиси углерода в легких. Такое понимание гипервентиляции не совсем верно. Существует множество людей, у которых не развивается классический «синдром гипервентиляции» даже после продолжительных сеансов; наоборот, они испытывают ощущение возрастающей релаксации, интенсивные сексуальные чувства и даже мистические переживания. У некоторых из них появляются напряжения в различных частях тела, но характер этих напряжений сильно отличается от «карпопедального спазма». Более того, продолжительная гипервентиляция не только не вызывает прогрессирующего нарастания напряжения, но приводит к критической кульминации, сменяющейся глубокой релаксацией. Характер этой последовательности сопоставим с оргазмом. В дополнение к этому в повторяющихся холотропных сеансах общее количество мускульных напряжений и драматических эмоций, как правило, понижается. Все, что происходит в этом процессе, можно интерпретировать как стремление организма отреагировать на изменение биохимической ситуации посредством вынесения на поверхность в достаточно стереотипной форме различных устарелых, глубоко запрятанных напряжений и освобождения от них посредством периферической разрядки. Это обычно происходит двумя способами.

Первый из них имеет форму катарсиса и отреагирования, которое включает тремор, подергивание, драматические телодвижения, покашливания, перехваты дыхания, рвотные позывы, вскрикивания и другие звуковые проявления или усиление деятельности автономной нервной системы. Этот механизм хорошо известен в традиционной психиатрии из работ З.Фрейда и Д.Бройера, посвященных исследованию истерии. Он используется в традиционной психиатрии при лечении травматических и эмоциональных неврозов, а также в новой экспериментальной психиатрии, такой, как неорайхианская практика, гештальтпрактика и первичная терапия Артура Янова.

Второй механизм — принципиально новый для психиатрии и психотерапии и, как представляется, гораздо более эффективный и интересный, чем первый. В этом случае глубокие напряжения проявляются в форме длительных сокращений и затянувшихся спазмов. Поддерживая такое мышечное напряжение в течение долгого времени, организм растрачивает огромное количество скопившейся энергии и, освобождаясь от нее, облегчает свое функционирование.

Типичный результат холотропного сеанса — глубокое эмоциональное освобождение (разгрузка) и физическая релаксация. Таким образом, продолжительная гипервентиляция является исключительно мощным и действительным средством снятия стресса, способствующим эмоциональному и психосоматическому оздоровлению. Спонтанные случаи гипервентиляции у людей, страдающих психическими заболеваниями, можно, следовательно, рассматривать как попытку самолечения. Аналогичное понимание находим в литературе, описывающей технику духовного развития, например, Кундалини-йогу, где проявления подобного рода носят название «крийя». Из этого следует, что спонтанную гипервентиляцию надо всячески поддерживать, а не подавлять.

Характер и течение холотропного сеанса зависят от индивидуальных особенностей человека и меняются в процессе сеанса. Иногда сеанс может протекать от начала до конца без каких-либо эмоциональных или психосоматических сбоев. Однако, в большинстве случаев начинается все с достаточно драматического опыта, который по прошествии какого-то времени, индивидуально значимого, сменяется сильными эмоциями и развитием стереотипных паттернов мышечных напряжений.

Эмоциональные проявления, наблюдаемые в этом контексте, имеют широкий спектр; наиболее типичные из них — гнев и агрессия, беспокойство, печаль и депрессия, чувство неудачи, униженности, вины и ничтожности. Физические проявления включают кроме мышечного напряжения также головные боли и боли в различных частях тела, перехватывание дыхания, тошноту, рвоту, удушье, повышенное слюноотделение, потение, сексуальные ощущения и многообразие моторных движений.

Встречаются люди, которые остаются совершенно спокойными, почти неподвижными; они могут испытывать очень глубокие переживания, и при этом постороннему наблюдателю кажется, что с ними либо ничего не происходит, либо они просто спят. Другие люди оказываются очень возбужденными и демонстрируют повышенную моторную активность. Их трясет, скручивает в каких-то сложных движениях, перекатывает с боку на бок, они принимают утробные позы, ведут себя как младенцы, сражающиеся в родовых каналах, или выглядят и действуют как новорожденные младенцы. Также довольно часто можно наблюдать движения, напоминающие ползание, плавание, копание, лазание и им подобные. Нередко движения и жесты бывают удивительно рафинированными, сложными, специфическими и многообразными. Можно видеть странные анималистические движения, имитирующие змей, птиц и других представителей этого мира, сопровождаемые соответствующими звуками.

В определенных частях тела во время дыхательного сеанса развиваются физические напряжения. Не являясь простыми физиологическими реакциями на гипервентиляцию, они представляют собой сложные психосоматические структуры, зависящие от индивидуальных особенностей и имеют, как правило, специфическое психологическое содержание, характерное для данного человека. Иногда они представляют собой усиленный вариант привычных напряжений и болей, проявленных в виде хронических проблем или же в форме симптомов, возникающих в моменты эмоциональных или физических стрессов, утомления, при бессоннице, слабости, вызванной болезнью, употреблением алкоголя или наркотиков. В других случаях их можно рассматривать как реактивацию старых проблем, возникших в период младенчества, детства, пубертата или в результате тяжелого эмоционального стресса.

Независимо от того, узнает ли человек в этих физических проявлениях специфические события своей биографии, их все равно интересно рассмотреть в плане психологического значения или содержания. Например, если развивается спазм в руках и ногах («карпопедальный спазм» в традиционной терминологии), то это свидетельствует о наличии глубокого конфликта между сильным стремлением к совершению определенных действий и столь же сильной тенденцией сдерживания (торможения) этого действия. Возникающее таким образом динамическое равновесие представляет собой одновременную активацию сгибающих и разгибающих мышц одинаковой интенсивности. Люди, испытывающие такие спазмы, обычно сообщают о том, что в течение всей жизни или, по крайней мере, большей ее части, они чувствовали подавленную агрессивность, сдерживали желание наброситься на окружающих или же испытывали неудовлетворенные сексуальные стремления. Иногда болезненные напряжения такого рода являются неосуществленными творческими импульсами: такими, как например, рисование, танцы, пение, игра на музыкальных инструментах, какое-то ремесло или деятельность, осуществляемая с помощью рук. Такой подход позволяет проникнуть в сущность конфликта, порождающего эти напряжения. Как правило, процесс, достигнув кульминационной точки напряжения, сменяется глубокой релаксацией и ощущением устранения преграды, мешавшей свободной циркуляции энергии в руках. Часто люди, пережившие это, открывали у себя различные творческие способности и достигали удивительных успехов в рисовании, сочинительстве, танцах или ремесле.

Другим важным источником мышечных напряжений являются воспоминания о перенесенных в прошлом операциях или травмах. В периоды, причиняющие боль и страдания человеку, приходится подавлять, иногда надолго. Эмоциональные и физические реакции на боль. И если травма залечена только анатомически и не интегрирована эмоционально, она остается как незавершенный гештальт. Поэтому травма физического характера чревата серьезными психологическими проблемами, и , наоборот, ее проработка на терапевтических сеансах может способствовать эмоциональному и психосоматическому выздоровлению.

Напряжение ножных мышц имеет ту же динамическую структуру, только менее сложную; это отражает тот факт, что роль ног в человеческой жизни проще роли рук (кистей). Многие относящиеся сюда проблемы связаны с использованием ног и стоп в качестве инструментов агрессии, особенно в ранние периоды жизни. Напряжение и спазмы в бедрах и ягодицах часто ассоциируются с сексуальной защитой, страхами и торможениями, особенно у женщин. Архаическое анатомическое название одной из мышц бедра фактически звучит как «хранитель девственности» — musculus custos virginitalis. Многие напряжения мышц могут быть соотнесены с физическими травмами.

На более глубоком уровне динамические конфликты, вызывающие напряжение мышц конечностей и многих других частей тела, связаны с «гидравлическими» обстоятельствами биологического рождения. На этом этапе родового процесса ребенок, часто в течение многих часов, оказывается в ситуации, которая сопряжена с ужасом, тревогой, болью и удушьем. Это вызывает мощное нейронное стимулирование, не получающее периферического выхода, поскольку ребенок не может дышать, кричать, двигаться или спастись из этой ситуации. Заблокированная энергия накапливается , в результате, в организме, сохраняется в равной степени в сгибающих и разгибающих мышцах. Если этот динамический конфликт выходит наружу для разрядки (запоздалой во времени), он протекает в виде интенсивных и чисто болезненных спазмов. Иногда можно проследить более глубокие причины напряжений в руках и ногах в сфере трансперсональных переживаний, в частности, с различными воспоминаниями прошлой жизни. Интересно отметить, что многие напряжения в других частях тела наблюдаются в тех местах, которые тантрическая система называет центрами психической энергии «тонкого тела» — чакрами. В этом нет ничего удивительного, так как приемы холотропной терапии аналогичны упражнениям, используемым в тантрической традиции, придающей большое значение дыханию.

В процессе типичного дыхательного сеанса напряжения и блокировки усиливаются и все больше проявляются. Продолжительное дыхание способствует динамическому развитию, достижению кульминационной точки процесса с разрешением и освобождением.

Направленная работа с телом является одной из составных частей холотропной терапии и используется только тогда, когда возникает необходимость. Ситуации, в которых необходима направленная работа с телом на начальных стадиях холотропных сеансов, сравнительно немного. Сюда относятся случаи, когда основная блокада находится в области горла и достигает степени, препятствующей дальнейшему процессу дыхания. В таких обстоятельствах бывает необходимо провести работу методами отреагирование, если интенсивность реакции — спазм, физическая боль или тревога достигают такой степени, что человек не может или не хочет продолжать сеанс такой дискомфорт следует убрать. Основным указателем необходимости направленной работы с телом является ситуация на последних стадиях сеанса, когда дыхание и музыка не принесли полного разрешения.

Основной принцип работы на заключительном этапе холотропных сеансов состоит в том, чтобы сфокусировать внимание на физических дискомфортах, связанных с эмоциональным дистрессом. Независимо от характера и локализации проблем предлагается усилить симптом. Например, напрячь мышцы шеи и принять положение, обостряющее боли в голове и шее; если обнаруживается блокировка в тазовой области, то следует приподнять таз и напрячь мышцы живота и ягодиц; если требуется, необходимо усилить напряжение в конечностях. Это напряжение рекомендуется поддерживать возможно дольше, не мешая другим частям тела проявить себя так, как им требуется в данной ситуации. Эти проявления могут быть даже усилены специальным вмешательством терапевта, направленным на интенсификацию симптома. Сюда входят массаж или надавливание на область, которая напряжена или болезненна, препятствование стремлению потянуться, расправиться и т.п.

Групповые сеансы холотропной терапии значительно более эффективны, чем индивидуальные. Они как бы помогают создать сильное энергетическое поле, действующее как катализатор на терапевтический процесс. Очень интересным аспектом коллективной работы является синхронизированность (в смысле Юнга) разнообразных событий в процессе прохождения дыхательной сессии.

Динамика переживаний в холотропной терапии.

Глубокое дыхание, обеспечивающее доступ к бессознательному, прежде всего активизирует органы чувств. Для многих людей сессия начинается с различных неспецифических сенсорных переживаний, таких как: ощущение онемения, вибраций, покалываний в различных участках тела, визуализаций цветов или геометрических фигур, звона или шума в ушах, самых разнообразных тактильных ощущений в различных частях тела, вкусов и запахов. Эти более или менее абстрактные переживания, как правило, не имеют глубокого символического значения. Скорее, они представляют собой СЕНСОРНЫЙ БАРЬЕР, который необходимо преодолеть.

Следующая область психики, доступ к которой открывается по мере развития процесса, обычно называется УРОВНЕМ БИОГРАФИЧЕСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ И ИНДИВИДУАЛЬНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО.

Переживания, принадлежащие этому уровню, связаны со значимыми событиями и обстоятельствами жизни человека от его рождения до настоящего момента. Неразрешенные конфликты, вытесненные или неинтегрированные воспоминания — все это может выплыть из бессознательного и стать содержанием переживания.

Однако, чтобы это произошло, воспоминание должно быть достаточно эмоционально заряженным и соответствующим общей ситуации. Одно из важных преимуществ холотропной психотерапии перед вербальными методами состоит в том, что технические приемы, способные непосредственно активизировать бессознательное, как некий радар сканируют систему психики, выделяют наиболее эмоционально заряженный и значимый материал и облегчают его доступ в сознание. Это не только избавляет терапевта от необходимости отделять значимое от незначимого, но и предохраняет его от принятия решений, которые неизбежно несли бы на себе отпечаток его принадлежности к той или иной школе и его личных наклонностей.

Биографический материал, появляющийся в сессии, в значительной степени соответствует представлениям Фрейда или его последователей. Есть, однако, несколько важных отличий. Во время дыхательной сессии биографический материал не вспоминается и не реконструируется, а действительно вновь переживается, включая не только эмоции, но и физические, визуальные и прочие ощущения.

Другим важным отличием является то, что значимые биографические элементы в воспоминаниях появляются не изолированно, а образуют определенные динамические сгущения в памяти, так называемые СИСТЕМЫ КОНДЕНСИРОВАННОГО ОПЫТА (СКО).

СКО — это динамическое сочетание воспоминаний (с сопутствующими им фантазиями) из различных периодов жизни человека, которые объединяются сильным эмоциональным зарядом сходного качества, интенсивными физическими ощущениями определенного рода или общими важными элементами. СКО являются принципом, управляющим не только динамикой индивидуального бессознательного, но и являются общими организующими принципами, действующими на всех уровнях психики.

Большинство биографических СКО динамически связаны с определенными аспектами процесса рождения, т.е. с персональным уровнем психики. Перинатальные же темы и их элементы специфически связаны с соответствующим эмпирическим материалом из трансперсональной области. Обычно определенная динамическая СКО охватывает материал различных биографических периодов, биологического рождения и всевозможных областей трансперсонального мира, наподобие воспоминаний о других воплощениях, отождествление с животными и мифологических мотивов.

Связь между биологическим рождением и перинатальными переживаниями глубока и специфична. Это дает возможность использовать стадии биологических родов для построения теоретической модели, позволяющей понять динамику перинатального уровня бессознательного и даже прогнозировать на этом уровне.

Перинатальные переживания организованы в типичные тематические группы, базовые характеристики которых эмпирически связаны с анатомическими, физиологическими и биохимическими аспектами определенных клинических стадий рождения. Модель, основанная на этих стадиях, дает новое понимание динамической архитектуры различных форм психопатологии и создает новые возможности для терапии. Модель процесса рождения является мощным объяснительным принципом в рамках феноменов специфического уровня бессознательного. Перинатальный уровень бессознательного представляет собой важную промежуточную область между индивидуальным и коллективным бессознательным или между традиционной психологией и мистикой.

Переживания смерти и возрождения, отображающие перинатальный уровень бессознательного, богаты и сложны. События, связанные с различными стадиями или аспектами биологического рождения, как правило, перемежаются или ассоциируются с многочисленными мифологическими, мистическими, архетипическими, историческими, социополитическими, антропологическими или филогенетическими трансперсональными переживаниями. Они проявляются в четырех эмпирических структурах или сгущениях, связанных с клиническими стадиями рождения ребенка.

Связь с переживаниями плода на стадиях биологического рождения обеспечивает избирательный доступ к специфическим областям коллективного бессознательного, воплощающим сходные состояния сознания. Для теории и практики холотропной терапии оказалось полезным постулировать существование четырех гипотетических динамических матриц, управляющих процессами на перинатальном уровне бессознательного. Они называются БАЗОВЫМИ ПЕРИНАТАЛЬНЫМИ МАТРИЦАМИ (БПМ).

Помимо того, что эти матрицы обладают специфическим эмоциональным и психосоматическим содержанием, они являются также принципом организации материала различнх уровней бессознательного. Различные аспекты биографического уровня — насилие, жестокость, угрозы, разлука, боль, удушье или, наоборот, состояние биологической и эмоциональной удовлетворенности — тесно связаны со специфическими аспектами БПМ. Развертывание перинатального уровня часто сопровождается также трансперсональными переживаниями вроде архетипических видений Великой Матери или Ужасной Богини — Матери, Рая, Чистилища, Ада, отождествлением с животными, с опытом прошлых воплощений.

Если системы конденсированного опыта (СКО) организуют важный эмоциональный материал на биографическом уровне, то Базовые перинатальные матрицы (БПМ) выполняют ту же функцию то отношению к накопленным в психике переживаниям перинатального уровня.

Биологическая основа БПМ-1 — это опыт исходного симбиотического союза плода с материнским организмом во время его внутриутробного существования. Если не возникает каких-либо помех, такая жизнь близка к идеальной. Наиболее сильным выражением качества этой матрицы является ПЕРЕЖИВАНИЕ КОСМИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА, МИСТИЧЕСКОГО ЕДИНЕНИЯ. Так, элементы безмятежного внутриутробного состояния могут сопровождаться или перемежаться переживаниями, для которых характерно отсутствие границ или препятствий (например, переживаниями океанического сознания), или глубоким эмпирическим отождествлением с различными водными формами жизни (водорослями, медузами, рыбами, дельфинами и пр.), пребыванием в невесомости в межзвездном пространстве или в космическом корабле, находящемся на орбите. Картины природы в ее лучших проявлениях безопасности и изобилия (Природа — Мать), также являются характерными и логически естественными спутниками блаженного внутриутробного состояния.

Психологические отклонения во внутриутробной жизни ассоциируются с образами и переживаниями подводных опасностей, загрязненных потоков, озер или морей, зараженной или враждебной природы. Эти образы вызваны тем, что большая часть внутриутробных отклонений связана с токсичностью плаценты или с недостаточным питанием. Более грубые нарушения — опасность выкидыша или попытка аборта — переживаются как та или иная форма универсальной угрозы или связываются с кровавыми апокалиптическими видениями конца света. Негативные аспекты БПМ-1 связываются с определенного рода негативными СКО и с соответствующими негативными трансперсональными элементами.

Вторая базовая перинатальная матрица (БПМ-2) связана с началом биологического рождения, с его первой клинической стадией. Первоначальная гармония и равновесие существования плода здесь нарушаются сначала химическими сигналами, а затем механическими сокращениями матки. Когда эта стадия полностью разворачивается, плод периодически сжимается маточными спазмами. В это время система еще полностью замкнута: шейка матки не раскрыта, выход недоступен. Конкретные воспоминания об угрозе, которую представляет собой для плода начало родов, получают свое символическое соответствие в образах космического поглощения. Название БПМ-2 — космическая поглощенность и ОТСУТСТВИЕ ВЫХОДА. Символическое выражение полностью развернутой первой клинической стадии родов — это переживание ОТСУТСТВИЯ ВЫХОДА или АДА. Это чувство втянутости, всосанности, пойманности в клаустрофобический, кошмарный мир, переживание невероятных душевных и телесных мучений. Ситуация, как правило, невыносима и представляется бесконечной и безнадежной. Человек теряет ощущение линейного времени и не видит ни конца этой пытке, ни какого-либо способа избежать ее. Логика подобных переживаний отображает тот факт, что сокращения матки лишают плод притока крови к плаценте, то есть не только значимой связи с миром и человеческого контакта, но также и источников питания и тепла. Находясь под влиянием этой матрицы, человек перестает воспринимать позитивные возможности в мире и в своей жизни. Эти состояния сознания обычно сопровождаются мучительными чувствами одиночества, беспомощности, безнадежности, униженности, неадекватности, экзистенциального отчаяния и вины.

БПМ-2 привлекает к себе соответствующие СКО, представляющие человека как пассивную и беспомощную жертву превосходящей деструктивной силы, не имеющую шансов на спасение. Она также связана с трансперсональными темами сходного характера.

Третья базовая перинатальная матрица (БПМ-3) — это БОРЬБА СМЕРТИ И ВОЗРОЖДЕНИЯ. Многие важные аспекты этой матрицы объясняются ее связью со второй клинической стадией родов, когда продолжаются сокращения матки, но, в отличие от предыдущей стадии, шейка матки раскрыта, что позволяет плоду постепенно продвигаться по родовому каналу. Это чудовищная борьба за выживание, в которой младенец подвергается сокрушительному механическому давлению, испытывает недостаток кислорода и удушье. Кроме реалистического воспроизведения различных аспектов борьбы в родовом канале, он включает широкий спектр архетипических и других трансперсональных феноменов. Самые важные из них — элементы титанической борьбы. Садомазохистские переживания, сильное сексуальное возбуждение, демонические эпизоды, скатологические переживания и встреча с огнем. Все эти аспекты и стороны БПМ-3 в силу глубокой эмпирической логики могут быть связаны с различными анатомическими, физиологическими и эмоциональными характеристиками соответствующих стадий родов.

Специфические характеристики переживаний связывают БПМ-3 с СКО, сформировавшимися из воспоминаний о ярких, рискованных чувственных и сексуальных переживаниях.

Четвертая базовая перинатальная матрица (БПМ-4) — ПЕРЕЖИВАНИЕ СМЕРТИ И ВОЗРОЖДЕНИЯ. Эта перинатальная матрица по смыслу связана с третьей клинической стадией родов, с непосредственным рождением ребенка. На этой — последней — стадии мучительный процесс борьбы за рождение походит к концу. Продвижение по родовому каналу достигает кульминации, и за пиком боли, напряжения и сексуального возбуждения следует внезапное облегчение и релаксация. Ребенок родился и после долгого периода темноты впервые сталкивается с ярким светом дня (или операционной). После отсечения пуповины прекращается телесная связь с матерью, и ребенок вступает в новое существование как анатомически независимый индивид.

Как и в других матрицах, некоторые относящиеся к этой стадии переживания представляют точную имитацию реальных биологических событий, произошедших при рождении, и специальных акушерских приемов.

Символическим выражением последней стадии родов является опыт смерти-возрождения. В нем представлено окончание и разрешение борьбы смерти-возрождения. Парадоксально, что, находясь буквально на пороге освобождения, человек ощущает приближение чудовищной катастрофы. Если же переживания продолжаются, переход от БПМ-3 к БПМ-4 влечет за собой чувство полного уничтожения, аннигиляции на всех мыслимых уровнях — физической гибели, эмоционального краха, интеллектуального поражения, окончательного морального и вечного проклятия трансцендентных масштабов. Такой опыт «гибели Эго» заключается в мгновенном, безжалостном уничтожении всех прежних опорных точек в жизни человека.

Под влиянием фрейдовского психоанализа понятие «эго» связывается со способностью приспосабливаться к реальности и адекватно функционировать в повседневной жизни. При таком подходе смерть Эго представляется человеку чем-то ужасным. Реально же в этом процессе умирает параноидальное отношение к миру, отображающее негативные переживания младенца во время родов и в последующие периоды жизни. Это чувство общей неадекватности, необходимости быть готовым к любой опасности, обязательное стремление все контролировать и за все отвечать, что-то доказывать себе и другим и прочие аналогичные установки.

Среди соответствующих биографических элементов — воспоминания о личных успехах и завершении опасных ситуаций, об окончании войн и революций, о выживании после несчастного случая или выздоровления после тяжелой болезни.

Трансперсональные переживания.

Эмпирическое переживание смерти и возрождения, как правило, открывает доступ к области человеческой психики, лежащей за пределами биографии, которую лучше всего назвать трансперсональной. Можно сказать, что перинатальный уровень бессознательного представляет собой как бы интерфейс между биографической и трансперсональной областями или между индивидуальным и коллективным бессознательным. В большинстве случаев трансперсональным переживаниям предшествует драматичная встреча с рождением и смертью. Однако это не строго обязательно: непосредственное соприкосновение с трансперсональными элементами и темами эмпирически возможно и без прохождения перинатального уровня. Общим знаменателем является переход сознания за обычные границы Эго и преодоление ограничений времени и пространства.

Приведем схематическую классификацию трансперсональных переживаний.

Расширение опыта в пределах общепринятой реальности, пространства и времени:

  1. Выход за пределы пространственных границ:
    1. переживание двуединства;
    2. отождествление с другими людьми;
    3. отождествление с группой и групповое сознание;
    4. отождествление с животными;
    5. отождествление с растениями и ботаническими процессами;
    6. единство с жизнью и всем творением;
    7. переживание неодушевленной материи и неорганических процессов;
    8. планетарное сознание;
    9. внеземные переживания;
    10. отождествление со всей физической вселенной;
    11. парапсихические феномены, выходящие за пределы пространства.
  2. Выход за пределы линейного времени:
    1. внутриутробные переживания;
    2. опыт предков;
    3. опыт расового и коллективного бессознательного;
    4. переживания прошлых воплощений;
    5. филогенетические переживания;
    6. переживания планетарной эволюции;
    7. переживания космогенеза;
    8. парапсихические феномены, выходящие за пределы времени.

Эмпирический выход за пределы общепринятой реальности и пространства-времени:

  1. спиритические и медиумические переживания;
  2. энергетические феномены тонкого тела;
  3. встречи с духами животных;
  4. встречи с духовными учителями и сверхчеловеческими существами;
  5. посещение других вселенных и встречи с их обитателями;
  6. переживание мифологических и сказочных сюжетов;
  7. встречи с божествами;
  8. переживание универсальных архетипов;
  9. интуитивное понимание универсальных символов;
  10. творческое вдохновение;
  11. опыт Демиурга и переживание космического творения;
  12. опыт космического сознания;
  13. сверхкосмическая и метакосмическая пустота.

Трансперсональные переживания на границе между внутренним миром и внешней реальностью:

  1. Синхронные связи между сознанием и материей.
  2. Спонтанные психоидные явления.
    1. сверхнормальные физические способности;
    2. спиритические феномены и физический медиумизм;
    3. повторяющийся спонтанный психокинез (полтергейст);
    4. неопознанные летающие объекты (НЛО-феномены).
  3. Намеренный психокинез
    1. ритуальная магия;
    2. целительство и ведовство;
    3. сиддхи (психические силы);
    4. лабораторный психокинез.

Исследователи, серьезно изучившие и/или пережившие эти феномены, понимают, что попытки традиционной психиатрии отвергать их как незначимые плоды воображения или пустые фантазии, порождаемые патологическими процессами мозга, поверхностны и недостаточны.

Хотя трансперсональные переживания и возникают в процессе глубокого индивидуального самоисследования в холотропной терапии, их невозможно интерпретировать как чисто интрапсихические явления в общепринятом смысле слова. С одной стороны, они образуют непрерывный эмпирический континуум с биографическими и перинатальными переживаниями. С другой — они, по-видимому, непосредственно, без помощи органов чувств, подключаются к источникам информации, явно находящимся вне традиционного доступа человека.

Существование и природа трансперсональных переживаний нарушают некоторые наиболее фундаментальные предположения механической науки. Они требуют признания таких кажущихся абсурдными представлений, как относительность и условность всех физических границ, непространственные связи Вселенной, коммуникация посредством неизвестных средств и каналов, память без материального субстрата, нелинейность времени; сознание, связанное со всеми живыми организмами, в том числе с низшими животными, растениями, одноклеточными и вирусами, и даже неорганической материей.

Трансперсональные переживания занимают специальное место в картографии человеческой психики. Уровень психоаналитических воспоминаний и индивидуального бессознательного является чисто биографическим по своей природе. Перинатальная динамика представляет собой как бы пересечение границ между личным и трансперсональным. Это отражается в ее глубокой связи с рождением и смертью — началом и концом индивидуального человеческого существования. Трансперсональные феномены обнаруживают связи между индивидом и Космосом, которые пока выходят за пределы нашего понимания. Можно лишь сказать, что в процессе развертывания перинатального уровня возникает странная, напоминающая ленту Мебиуса, петля, в которой глубокое самоисследование оборачивается эмпирическим постижением Вселенной в целом, включая космическое сознание и сверхсознательную разумность.

Методика проведения сессии холотропной терапии

Проходить сессию лучше в положении лежа с закрытыми глазами. Тип дыхания, применяемый в этой методике можно описать следующими параметрами: это дыхание

  • в два раза чаще обычного;
  • в два раза глубже обычного;
  • без паузы между вдохом и выдохом;
  • с форсированным выдохом.

Нужно всецело сосредоточиться на эмоциональных и физических ощущениях, вызванных дыханием и музыкой, полностью им довериться, без какого-либо интеллектуального обсуждения. Общая установка — просто созерцать возникающее, отмечать его и позволять свободно происходить всему, что происходит.

Участники сессии должны быть одеты в свободную одежду (лучше всего в спортивный костюм). Необходимо снять все, что затрудняет дыхание или мешает свободному проявлению и работе с телом. Это включает очки, контактные линзы, вставные челюсти, тяжелые серьги и клипсы, браслеты, ожерелья, пояса, часы и т.д.

Сессия пневмосинтеза может сопровождаться драматическими переживаниями с сильным эмоциональным и физическим стрессом. Поэтому участие в ней противопоказано лицам с серьезными кардиоваскулярными проблемами, застарелым атеросклерозом, высоким артериальным давлением, артериальными аневризмами, а также людям, перенесшим операции на сердце, сердечные приступы, кровоизлияния в мозг. Следует воздержаться от участия в сессии людям, недавно перенесшим хирургические операции при недостаточно заживших послеоперационных рубцах. Другим важным противопоказанием является беременность, особенно на поздних сроках. Люди с эпилепсией требуют особого внимания во время сессии. Сама эпилепсия не является противопоказанием для участия в сессии. Во многих случаях после благополучных сеансов регистрировалась стойкая ремиссия. Холотропная работа — это экспрессивная форма терапии, и она несовместима с приемом нейролептиков и транквилизаторов, подавляющих эмоции. Вербальный контакт в течение всего сеанса должен быть исключен. Для поддержания коммуникации между ситтором и участником лучше всего пользоваться системой жестов. Любые отрицательные реакции участников на помощь ситтора, которая направлена на интенсификацию процесса дыхания, скорее всего является защитной реакцией, препятствующей интеграции. Абсолютным приказом для прекращения какого-либо вмешательства является слово «стоп», о чем заранее договариваются.

Обычно начинают сессию кратким периодом медитации и релаксации. Предлагают принять позу лежа на спине с разведенными в стороны руками и ногами и раскрытыми кверху ладонями. Эта поза выражает базисную установку сессии: полную открытость и принятие всего, что происходит.

Следующий этап — сборка внимания в настоящем моменте, здесь и теперь. Необходимо оставить любые воспоминания и предустановки, мысли о будущем, любые ожидания того, что будет происходить на сессии. Любое программирование имеет негативное влияние на спонтанный процесс самоисцеления и интеграции. Природа холотропной терапии такова, что в сессии автоматически всплывает материал, эмоционально наиболее релевантный наличной внутренней ситуации пациента. Поэтому лучшей стратегией для переживающего является «выключить голову», прекратить дискуссивное мышление и полностью довериться глубинной мудрости организма.

В завершающей фазе вводной части после физической релаксации, предлагается сконцентрироваться на дыхании, следуя вниманием его естественному ритму. Полезно представить дыхание как облачко света, пронизывающее все тело в ритме вдоха и выдоха, оживляющее и раскрывающее каждую его клетку.

После этого предлагают усилить дыхание, дышать глубже и чаще обычного. Такие детали как темп и глубина дыхания, использование носа или рта, грудного или диафрагмального дыхания и т.д. представляется на выбор интуиции пациента. Когда ритм дыхания возрастает в достаточной степени, ведущий подготавливает пациента к началу музыки, поощряя его отдаться ее потоку и ритму дыхания, с полным доверием ко всему происходящему.

В идеале требуется лишь минимальное физическое вмешательство со стороны ситтеров в ходе холотропной сессии. Их активная роль состоит в том, чтобы наблюдать процесс и быть уверенным в том, что пациент поддерживает надлежащий ритм дыхания. Таким образом, основная функция ситтеров в течение сессии — это поддержка, защита и забота. В завершающий период роль ситтера может быть более активна. Она включает работу с остаточными напряжениями в теле, эмоциональную и физическую поддержку, а также предоставление возможности для обсуждения переживаний в сессии.

Как правило, сессия продолжается до тех пор, пока пациент не освободится от всех напряжений и не достигнет высокоположительного, полностью релаксированного состояния.

Общая стратегия холотропных сеансов состоит в том, чтобы уменьшить эмоциональный заряд негативных систем, обеспечить сознательную интеграцию появляющегося болезненного материала и способствовать эмпирическому доступу к позитивным динамическим системам. Более специфическая тактика заключается в том, чтобы структурировать окончание каждого индивидуального сеанса таким образом, чтобы психологический гештальт, проявившийся на сеансе, успешно завершился и был интегрирован. Проявляющиеся клинические состояния человека — это не общее выражение всего его бессознательного материала. Оно в большей степени зависит от настройки динамической системы, которая выделяет определенный аспект психики и выдвигает его на передний план.

Человек, настроенный на различные уровни негативных матриц, воспринимает себя и мир пессимистически, в той или иной степени переживает эмоциональный и психосоматический стресс. Человек, находящийся под влиянием позитивной динамической системы, пребывает в состоянии эмоционального благополучия и оптимального психосоматического функционирования. И в том и в другом случае качественные особенности состояния зависят от того, какой уровень психики активизирован, от типа динамической матрицы и природы вовлеченного в ситуацию бессознательного материала.

Групповое обсуждение следует строить таким образом, чтобы максимально способствовать целостному выражению участниками своих переживаний.

По частоте проведения холотропные сессии можно распределить следующим образом:

  • однодневная (или ознакомительная сессия),
  • трех-пятидневная (или корректирующая);
  • и 10–15-тидневный курс (лечебный).

Заключение

Практика показала высокую эффективность методики холотропного дыхания для интеграции личности человека. Эта методика представляет собой новый вид целостной психотерапии, основывающейся на радикально иных принципах, нежели традиционная психотерапия. Идеи холотропного психотерапевтического подхода исходят из необходимости интеграции в гармоническом единстве всех осознанных и неосознанных сил и способностей человека. Метод строится на использовании расширенной топографии психики, которая охватывает внутреннюю сферу сознания в гораздо большей степени, чем все другие западные психотерапевтические направления.

Таким образом, длительная гипервентиляция является, в конечном итоге, крайне действенным и эффективным методом снятия стрессов и ведет к эмоциональному и психосоматическому исцелению. В силу своей простоты и эффективности метод может быть очень полезен при пограничных психических состояниях, после тяжелых стрессов, суицидных попыток и потрясений.

Литература

  1. Станислав Гроф «Путешествие в поисках себя» (измерения сознания, новые перспективы в психотерапии и исследовании внутреннего мира) издательство Трансперсонального Института, М., 1994г. — 338с.
  2. Станислав Гроф «За пределами мозга» (Рождение, смерть и трансценденция в психотерапии), издательство Трансперсонального Института, М., 1993г. — 497с.
  3. Станислав Гроф «Области человеческого бессознательного», Нью-Йорк, 1976г., № перевода ВЦП В-28490, 163с.
  4. Геллер И. И. «Переживание как категория общей психологии» Диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук, Одесса, 1994г, — 143с.
  5. Станислав Гроф «Исцеление без лекарств» (Холотропная терапия), Санкт-Петербург, 1993г. — 68с.
  6. Н.Коляну «Введение в психотехнику свободного дыхания» (Теория. Практика. Наблюдения), Санкт-Петербург, 1992г. — 27с.
  7. Первая Советско-Американская конференция по свободному дыханию. М., 1990г. — 26с.
  8. Д.Леонард, Ф.Лаут «Ребефинг», Санкт-Петербург, ТФ «Икам», 1993г. — 186с.